Георгий Цеплаков: «Тимати и Гуф убили сам принцип рэпа»

Популярные рэперы Тимати и Гуф признались в любви к столице накануне ее дня города, но фанаты обвинили музыкантов в том, что они «продались власти» и наставили полтора миллиона дизлайков. Гуф извинился, Тимати удалил клип, а автор сатирического блога «Дед Архимед» снял пародию, которая за несколько дней набрала больше лайков, чем оригинальная композиция. Страсти немного улеглись и сейчас можно спокойно оценить, что произошло. О «самом омерзительном клипе Рутюба», о том, как музыканты «убили основной принцип русского рэпа» и о том, должен ли музыкант иметь позицию рассказал в интервью «УралПолит.Ru» культуролог Георгий Цеплаков.

– Тимати и Гуф записали песню и сняли клип к дню города Москвы и получили миллион дизлайков, а Гуфу пришлось извиняться перед фанатами. Сатиричный блогер дед Архимед снял пародию и собрал больше лайков, чем Тимати и Гуф. На ваш взгляд, почему так случилось?

– Честно говоря, сам клип я не видел, да и не сильно хочу. Хотя, в сети, наверняка его можно найти. Что сказать о самой ситуации? Дизлайк как способ реагирования в YouTube – это тоже успех. С точки зрения продвижения канала, для YouTube все равно – лайки или дизлайки – любая активность хороша. Между прочим, и то, и другое, равно как и комментарии можно накручивать. Этим можно очень легко управлять, если у тебя есть банковская карта. Поэтому оценивать нужно осторожно. Сам факт, что там очень мало лайков и очень много дизлайков, с моей точки зрения, свидетельствует о вбросе. С какой целью и кем он сделан – варианты разные могут быть..

– И что с этим делать? Исполнителям определенных жанров не стоит связываться с позитивом и политической повесткой?

– Общество сейчас расколото, это не секрет. Нет целостного мировоззрения, нет единого мнения. Параллельно существует и взаимодействует несколько обособленных масс, групп, которые придерживаются совершенно разных ценностных установок, своего рода кодексов поведения. Это такие наборы фраз, мемы, по которым участники этих групп узнают «своих». И в одной голове фразы от разных групп могут причудливым образом сочетаться.

Условно говоря: есть те, кто за и против присоединения Крыма – очень четкая маркировка, отличающая своих и чужих. Но не все просто. Условно говоря, можно быть «за Крым» и «против Собянина», можно быть за Крым, но против пенсионной реформы – а если и «за Крым» и «за Собянина» и «за пенсионную реформу» – это уже совсем странный случай. С другой стороны можно быть «за Крым», «за Собянина», но не быть православным или быть левым или быть «за Навального». И в голове у человека происходит странная борьба – в его ядре ценностей складывается мозаика ценностей. Система тотемов и табу, если вспомнить про термины Зигмунда Фрейда, принципиально поменялась, растряслась. Фразочки «пчелы против меда» или «ненавижу расизм и негров» в современном мире больше не парадоксы.

Очень уж противоречивые вещи в голове спорят, и каждый человек пытается их объединить. В этом смысле, рэп как явление, еще когда его стал продвигать Юрий Дудь несколько лет назад, когда вся страна следила за батлом Оксимирона и Гнойного, очень хорошо стал выражать именно эту противоречивость, неоднозначность, расколотость сознания.

– Можете об этом немного подробнее рассказать, что вы имеете в виду?

– Русский рэп как явление стал выражать то, что в постмодерне называют double bind – двойной стандарт, двойной нажим. Рэперы – это неопределившиеся. Хороший рэп-текст всегда говорит о противоречиях в душе конкретного человека. Если рэпер встает на однозначную позицию, когда он принимает общественные ценности и примиряет их в своей душе, это убивает сам принцип. Это как лодка, которая плавает по извилистой реке, но ни к одному берегу пристать не может. А этот клип показал, что два человека из рэперской культуры причалили к какому-то берегу. Они показали, что вот мы здесь, хоть и временно. Мы не рэперы, мы москвичи! Так нельзя, с точки зрения их аудитории. И они получили в итоге этот миллион дизлайков (если, повторю, дизлайки не фейковые).

Но гораздо символичнее и важнее стал сам факт удаления ролика – этим Тимати признал, что ролик его аудитории не понравился. Удаление, именно оно, исключило полемику, Тимати сам подтвердил этим жестом, что никто этот ролик изначально не принял. Поэтому Тимати переживает и понятно почему – он не почувствовал, делая клип, что выходит за рамки привычного общения с фанатами. Тимати и Гуф нарушили свой собственный кодекс поведения – не приставать ни к какой пристани.

– Если сравнивать русский рэп и русский рок – эта неопределенность справедлива и для них? Помните, как ополчилась наша условно либеральная публика, когда рокеры поехали на Донбасс, например, какие жесткие последствия были у Макаревича после его высказываний про Крым – когда его сторонники обвиняли «преступный режим» в травле?

– У рокеров немного другая история. Они не чурались обществом. Напротив, они формировали конкретную социальную группу, были за социальный протест. Наши рокеры всегда были против сытой жизни, против мещанства, против «попсы», «гламура и дискурса» по Пелевину. Вот это противостояние «попса-рок» – очень важный момент. «Попса» – это глянцевая, комфортная жизнь, а рокеры – низ, андеграунд. Условно говоря, розовое против черного. Рок – это такое народное движение. В этом плане, у рокеров никогда не было культа неоднозначности. У них ценности всегда были понятны – они ставили индивидуальную жизнь человека выше государственных приоритетов. Что-то подобное (простите за умное сравнение) было в эпоху Александра Македонского, когда настолько была противна власть чужой, пришлой власти, что все интеллектуалы стали говорить о частной жизни человека – возник Диоген в его пресловутой «бочке», киники, стоики, скептики. С рокерами произошла похожая коллизия. Они стали говорить просто о живом человеке. Бутусов пел «Я хочу быть с тобой в комнате с белым потолком, с правом на надежду». Мы вдвоем, и все остальное неважно – они пели вот об этом.

Но парадокс! Когда начались 90-е, когда то, за что они боролись, победило, когда этот индивидуализм вышел на первый план и стал открыто править бал, очень многие рокеры отшатнулись к консервативным ценностям, задолго до всех этих протестов. Мамонов был абсолютным авангардистом, стал православным христианином, Шевчук, Кинчев и многие другие тоже пошли по этому пути. И когда началась ситуация с Украиной, это консервативное начало очень сильно выстрелило, и рокеры как кластер, как цех заняли почти целиком консервативную позицию. И получилось странно – казалось бы, эти всегда должны быть против общества, против государственных устремлений и выступать за индивидуальность, но в этой конкретной ситуации они оказались «за кровавый режим». И Макаревич, как персонаж, который очень ярко пошел против своего цеха, хотя и не только он один, выбивался из цеха и должен был примкнуть к каким-то другим группам для решения этого вопроса. У рэперов немного другая тема – у них вообще нет никаких устоявшихся ориентиров, ценностей, они двигаются как чувствуют, им главное «не топить за какую-то гавань».

– А в целом, музыканты, исполнители, представители шоу-бизнеса – должны обращать внимание на вот эти вещи – нет, тут я петь не буду, а то у меня люди в Instagram отпишутся и негативные комментарии будут оставлять? Правильно ли это?

– Каждый человек искусства всегда на этот вопрос отвечает сам. На что ориентироваться? Говорить ли то, что он думает, промолчать или пойти на поводу у публики и говорить то, что от него хотят услышать? В каждой ситуации человек отвечает по-своему. Наверное, хорошо было бы, если бы они всегда говорили честно то, что думают. Я не могу упрекать людей ни с какой стороны, когда они предпочитают промолчать, либо пойти на поводу у лидеров мнений. Все мы живем в обществе – протест пройдет, люди останутся. Люди напуганы противоречиями с 2011 по 2016 год, когда были жуткие конфликты, связанные с «болотными» протестами и потом Украиной, когда все раскололось на много частей. И когда люди научились удерживать эти обломки, очень трудно и страшно впадать в новую крайность и эти обломки выпускать.

Я понимаю Тимати, который в сердцах удаляет этот ролик, вместо того, чтобы объяснить. Но возьмем того же Никиту Михалкова. Ему много раз говорили, что «Утомленные солнцем 2» – плохой фильм. Он бросает на него тень, когда в «Бесогоне» он говорит о патриотичных вещах. Но как патриот России мог снять этот фильм? Это очень противоречиво. Но Михалков не отрекается от него, не бегает по интернету и не предает его анафеме. Он несет ответственность за это деяние и это мужественный поступок. С одной стороны, клип – не многочасовой фильм, но если уж ты решился и сделал – теперь держи удар. Можно ли упрекать Тимати за этот жест отчаяния, малодушия? Человек не выдержал этого миллиона дизлайков и понял, что совершил некий антирекорд и решил сделать шаг назад. Но возвращаясь к началу разговора, я не думаю, что это антирекорд, я считаю, что это ситуация, которую можно было смоделировать при помощи технологий.

Фото со страницы Тимура Юнусова в Вконтакте, скриншот клипа «Москва»

© Сергей Табаринцев-Романов

Источник: uralpolit.ru

Опубликовано 13 Окт 2019 в 10:19. Рубрика: новости. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.