Мишель Обама: «Люди смотрят на нас с Бараком как на идеальную пару, но давайте честно: брак — это сложно!»

Опра Уинфри: Вы рассказываете о ваших отношениях с Бараком, о предложении, но также и об отличиях между вами в первые годы брака. Вы пишете в своей книге: «Я поняла, что из лучших побуждений он говорил: «Я уже в дороге!» или «Почти дома!» И я верила: вечером купала девочек, но откладывала время сна, чтобы они могли дождаться папу и обнять его». А затем вы описываете, как ждете его и не ложитесь. Он говорит: «Я уже в дороге!» Он не приходит. Вы выключаете свет — читая, я слышала этот щелчок. Вы злились на него.

Мишель Обама: Я очень злилась. Когда есть дети, планы все время меняются. Особенно если вы замужем за тем, кого карьера занимает полностью, — а в политике всегда так. Барак научил меня, как отклоняться от курса. Но его манера делать это, понимаете… Он был очень оптимистично настроен в смысле времени (смеется). Он думал, что в сутках значительно больше часов. 

Он был фокусником, который жонглировал тарелками на палках, пока одна из них вот-вот не упадет. Поэтому нам предстояла большая работа над отношениями, и мы обратились к семейному консультанту.

О. У. Расскажите об этом.

М. О. Оказалось, нам не нужен консультант. Мне нужно было найти то, что делает меня счастливой. Я неожиданно поняла, что мне нужна поддержка — от него. Но я должна была осознать, как построить свою жизнь, чтобы она меня устраивала. 

О. У. Как вы дали согласие на его участие в президентских выборах? Вы пишете, что он всегда говорил: «Это решение мы принимаем в семье». Что означало: «Если Мишель скажет, что я могу, то я могу». 

М. О. Представьте этот груз… Барак порядочный человек. Очень умный. Но политика уродлива. Я не знала, как мой муж со своим темпераментом уживется там. И я не хотела видеть его в том окружении. Но я подумала: «Хорошо, кого еще я знаю такого же, как он? Во-первых, порядочность, во-вторых, эмпатия и высокие интеллектуальные способности. Он отличный оратор. Занимался общественной деятельностью. По-настоящему предан своему делу и считает, что «это его обязанность».

Как тут скажешь «нет»? Поэтому мне пришлось перестать быть женой и стать гражданкой США. 

О. У. Вы чувствовали давление, потому что вы — первая афроамериканская семья? 

М. О. Конечно! Мы чувствовали давление с самого начала президентской кампании. Нам нужно было убедить своих избирателей в том, что афроамериканец может победить. В первую очередь — убедить афроамериканцев. Потому что такие люди, как мои бабушка и дедушка, никогда не верили в то, что это может случиться. Они хотели этого для нас. Но жизненный опыт говорил им: никогда. Хиллари была более надежным вариантом, потому что она хорошо известна. Открыть сердца и впустить надежду — это было тяжелее всего.

О. У. Когда вся тяжесть мира на его плечах, как вам удавалось быть плечом, на которое он опирается? 

М. О. Старалась быть островком спокойствия посреди шторма. Семейные ужины — одна из тех традиций, которую я принесла в Белый дом. Жесткое требование: ты должен быть с нами, парень. Да, ты президент, но ты можешь прийти из Овального кабинета, сесть за стол и пообщаться с детьми. Потому что…

Источник: elle.ua

Опубликовано 30 Янв 2019 в 19:49. Рубрика: разное. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.